Криминальная нефть

С каждым годом число незаконных врезок в нефтепроводы Самотлора увеличивается, а официальных заявлений об их обнаружении становится всё меньше

Эдуард Шмонин: «Криминальный оборот нефтепродуктов достиг на Самотлорском месторождении таких масштабов, что мне не составило труда в течение двух дней, которые я нахожусь в Нижневартовске, повстречаться с членами ОПГ, которые охотно мне сдали своих конкурентов. Они сказали, что буквально вот на этом кусту магистрального трубопровода находится врезка… Вот она, нефть самотлорская! Подвози сюда бензовоз - «вакуумник»  - и пожалуйста, качай. Вот так воруется нефть на Самотлорском месторождении!

Буквально в ста метрах от той врезки, нам сказали, находится еще одна, только газолиновая, откуда идет газоконденсат. Мы сейчас попробуем туда добраться. Попробуем добраться и посмотреть.

 

Газолиновая врезка магистрального трубопровода. Именно из этой врезки качается газолин, а потом продается на наших заправках – им разбавляют солярку и  бензин».

 

Что представляет собой так называемая криминальная врезка? Это несанкционированно подключенные к магистральному трубопроводу длинные замаскированные шланги высокого давления, к которым регулярно подъезжают автоцистерны. Нефть благополучно перекачивается в емкости, транспортируется, легализуется и продается.

 

С каждым годом число таких врезок увеличивается, а официальных заявлений об их обнаружении – становится меньше. Контролирующие органы просто «не замечают» врезок, а нефтяные компании игнорируют хищение сотен миллионов тонн нефти. Почему?

 

Рентабельно – значит, выгодно

Несмотря на падение мировых цен на нефть, ее добыча и переработка по-прежнему в числе самых рентабельных видов деятельности. И в связи с этим, интерес к нефтяному бизнесу со стороны криминальных структур не только не снижается, но и неуклонно растет.  Хищение черного золота путем незаконных врезок в напорные нефтепроводы – одна из самых распространенных и опасных криминальных тенденций последних десятилетий.

 

Дело в том, что этот преступный промысел давно приобрел форму высокоорганизованного. В состав группировок, специализирующихся на краже нефти у крупнейших в стране добывающих и перерабатывающих компаний входят мощные ОПГ, ФСБшники и МВДшники с большими звездами на погонах, производственники, руководители служб безопасности предприятий и ЧОПов.

 

Это - верхние уровни пирамиды, о которых известно ограниченному количеству людей, причастных к преступному бизнесу и представителям спецслужб. В виду специфики своей профессиональной деятельности, они крайне редко общаются с журналистами, но нам удалось договориться о встрече и задать несколько вопросов.

 

Э.Ш.:Кого бы вы назвали главным организатором процесса хищения нефти из магистрального нефтепровода, принадлежащего «Саматлорнефтегазу»?

 

Собеседник: Это служба безопасности СНГ, сотрудники полиции, ФСБ. И, непосредственно ЧОП, который охраняет данное месторождение. Они контролируют, получают за это денежное вознаграждение и не препятствуют деятельности криминальных структур.

 

Э.Ш.:Какая из местных криминальных структур наиболее существенно обогащается за счет использования несанкционированных врезок?

 

Собеседник: Это Салаватинские, Армянские, Чеченские…

 

Э.Ш.: Самая основная какая структура?

 

- Салаватинские…

 

Э.Ш.: Сколько действующих членов в этой группировке?

 

- Группировка достаточно большая …

 

 Э.Ш.: Десятки, сотни человек?

 

- Сотни…

 

А работают на них сотни, может быть даже тысячи мелких исполнителей - бывшие или действующие работники нефтяной отрасли, использующие весь арсенал профессиональных знаний, навыков и опыта в преступных целях; сотрудники служб безопасности нефтяных компаний; врезчики; перевозчики; полицейские и гаишники. Именно эти люди занимаются непосредственной организацией хищений: определяют места будущих врезок и врезаются в напорные нефтепроводы, пролегающие в лесных массивах и на территориях дачных кооперативов, а также производят и контролируют вывоз похищенной нефти.

 

По самым скромным подсчетам, только в Нижневартовском районе ежемесячный доход от криминального нефтяного бизнеса составляет около  300 000 000 рублей.  И это при том, что ни организовывать предприятия,  ни вести финансовую отчетность, ни платить налоги - не нужно. Без стартового капитала, вложений и инвестиций, не только бенефициары становятся долларовыми миллионерами, но и непосредственные  исполнители получают настолько ощутимый доход, что даже менеджеры нефтяных компаний среднего звена, с достаточно высокой зарплатой, становятся членами преступных групп.

 

Действующие лица

Так, рискуя деловой репутацией и свободой, в преступный сговор с ОПГ и силовыми структурами вступил заместитель генерального директора по экономической безопасности «РН-Самотлорнефтегаз» Игорь Верстаков. И он, далеко не первый  «безопасник» «Роснефти», связавшийся с бандитами.

 

Ранеена этом посту пребывал бывший начальник Нижневартовского РОВД Сергей Доброчеев, который специализировался на «крышевании» фирм по продаже б/у труб, называемых в ОПГ «макаронами». Личный доход организато ра теневого бизнеса достигал 2 000 000 рублей в месяц.

 

И это при том, что сам господин Доброчеев и палец о палец не ударил: всю оргработу по вывозу и реализации «макарон» выполнял сотрудник службы безопасности «СНГ» - Михаил Мирошниченко. Именно по его указанию дежурные дорожно-контрольных пунктов «закрывали глаза» на «липовые» накладные. По слухам, наживший преступным путем нехилое состояние Михаил Иванович перебрался на ПМЖ в Челябинскую область, где прикупил себе уютный коттедж за 9 000 000 рублей.

 

А Доброчеев, отстраненный от занимаемой должности за злоупотребление служебным положением и участие в финансовых махинациях, благодаря сохранившимся связям со своим бывшим руководителем Борисом Старшовым, а ныне - начальником службы безопасности РН-Самара, отправился в Иркутск, где и продолжает трудиться на благо родного предприятия. Его не уволили! Так, пожурили немного за «прокол» и сослали  на аналогичную должность, приносить доход своим покровителям.

 

Подозрения об этой и других, хорошо отлаженных, преступных схемах у руководства крупнейшей в стране нефтяной компании, очевидно,  возникали. И именно поэтому заместитель президента «Роснефти» по безопасности – Мухитов, решил отправить в Нижневартовск надежного и опытного человека. В 2013-ом году на должность первого заместителя гендиректора ООО ЧОП «РН-Охрана-Нижневартовск» был назначен бывший сотрудник КГБ СССР, а в недавнем прошлом — оперуполномоченный Валерий Широков. Тот сформировал команду и приступил к работе по выявлению и предотвращению хищений товарно-материальных ценностей «Роснефти».                

 

В ходе расследования, проводимого Широковым, один за другим всплывали неопровержимые факты, объясняющие, каким образом происходят хищения и кто из сотрудников компании за этим стоит.

 

Первым попался Мирошниченко. В декабре 2013-го он дважды был уличен в пособничестве незаконным действиям: вывозу б/у труб и 600 литров дизельного топлива. Оба эпизода были задокументированы, служебные записки отправлены куда следует, и казалось бы, песня Мирошниченко была спета. Но никаких мер в отношении нарушителя не последовало, а позже выяснилось, что действовал Мирошниченко не по собственному почину. Он выполнял указания руководства – нового заместителя гендиректора по экономической безопасности генерала Игоря Верстакова, назначенного на вакантную должность сразу после отставки Доброчеева.

 

Э.Ш.: Когда на должность первого заместителя «РН-Охраны-Нижневартовск» назначили Валерия Широкова, началось служебное расследование и вскрылись факты хищения, были ли попытки «свернуть» бизнес?

 

- Бизнес действительно был приостановлен. Была налажена работа по предотвращению хищения товарно-материальных ценностей «Самотлорнефтегаза», но временно…

 

Э.Ш.:  После увольнения Широкова все возобновилось, я правильно понял?

 

- Возобновилось с большей силой…

 

Э.Ш.: Как в «Самотлорнефтегаз» попал Верстаков?

 

- Верстаков – бывший сотрудник ФСБ. Через своих родственников на лубянке он был порекомендован в службу безопасности в Москве на эту должность. Были и ранее хищения нефти, но при Верстакове – усовершенствовалось…Чтобы все шло именно через него

 

Э.Ш.: Он полностью контролировал процесс?

 

- Да, все взял в свои руки. Ловились только те, которые лезли без его разрешения

 

Всё включено

Погоны 63-летний генерал в отставке получил, находясь в резерве и «сидя на нефтяной трубе», однако всегда предпочитал представляться по всей форме – «генерал Верстаков». Так от именовал себя даже будучи топ-менеджером нефтяной компании.

 

Поговаривают, что престижную работу в АО «Самотлорнефтегаз» Верстаков  получил благодаря родственным связям в руководстве ФСБ.  Кто-то очень и очень серьезный навязал нефтяникам этого некомпетентного пенсионера, с исполнением служебных обязанностей у которого как-то не ладилось. Зато, собственный «бизнес» – незаконный вывоз «макарон» и хищение нефти путем нелегальных врезок  – быстро пошел в гору.

 

Благодаря Доброчееву, процесс продажи труб на тот момент был уже поставлен на поток. А вот схему хищения нефти нужно было еще проработать. Верстаков стал подыскивать нужных людей, и в первую очередь, заручился поддержкой руководства охранного предприятия, сотрудники которого отслеживают движение служебного транспорта и отвечают за неприкосновенность нефтепровода. Был заключен негласный договор между заместителем генерального директора по безопасности  «Роснефти» и заместителем гендиректора ООО ЧОП «РН-Охрана-Нижневартовск» Сергеем Полицковым. Последнему, в обмен на лояльность,  сулили повышение и то ли стараниями Верстакова, то ли по счастливому стечению обстоятельств, но Полицковой получил таки желанную должность. Он с недавнего времени и по сей день – генеральный директор ЧОП. В его подчинении свыше восьмисот человек.

 

Бывший военный Сергей Полицковой – фигура, заслуживающая отдельного внимания. Будучи родственником гендиректора «РН-Охрана-Москва» Дмитрия Ложкина, он по корпоративной этике не мог официально возглавить Нижневартовское отделение ЧОП и был назначен всего лишь  замом. Но за спинкой руководительского кресла развернулся так, что фактически управлял предприятием. В корпоративных кругах Полицковой зарекомендовал себя как безграмотный специалист, любитель заложить за воротник и человек, совершенно не умеющий держать себя в руках. Ставил перед подчиненными заведомо невыполнимые задачи, откровенно им хамил - кричал, ругался матом. В конфликтных ситуациях не раз подчеркивал собственную неприкасаемость, прикрываясь именем своего родственника и друга - Ложкина. Правой рукой Полицкового является Евгений Горчаков, начальник отдела «РН-Охрана-Нижневартовск», который реализовывал  конкретные  схемы хищений  и трудоустраивал лиц, причастных к ним.

 

Генеральный директор ООО ЧОП «РН-Охрана» Дмитрий Ложкин разработал и внедрил схему сбора денежных средств со всех дочерних обществ по России.

 

Подтянув Полицкового, Верстаков продолжил формировать штат своего теневого предприятия и вскоре подобрал себе зама. Назначенный на эту должность Колокольцев оказался прилежным учеником, старательно вникал во все тонкости криминального бизнеса шефа и вскоре стал его правой рукой. К слову, после того, как Верстакова сняли, Колокольцев не только продолжил его дело, но и получив место бывшего босса, полностью взял бразды правления криминальным бизнесом в свои руки.

 

Но вернемся к периоду самого пика карьеры генерала Верстакова.  Третьим, после Полицкового и Колокольцева, предложили стать специалисту службы безопасности «Роснефти» - Роману Черногору. Бывший сотрудник Нижневартовского отдела ФСБ стал последним членом преступной шайки, которая останется в истории «Роснефти» и легендарного Самотлорского месторождения в  качестве «крыши» впервые обнародованной схемы хищения нефти криминальными ОПГ.

 

Хищениям - не препятствовать

Итак, все оргвопросы были решены, и после взятия в долю руководства охранного предприятия, дежурные охранники, чья непосредственная обязанность фиксировать нарушения и сообщать о них в правоохранительные органы, как будто напрочь утратили все профессиональные навыки: движения «левого» транспорта не замечали, врезок не видели в упор. Объясняется это просто:  руководством ЧОП была поставлена четкая задача - хищениям не препятствовать.

 

При нормальной работе службы безопасности нефтяного предприятия и ЧОП, на криминальных врезках происходят десятки задержаний, по результатам которых привлекаются нарушители и заводятся уголовные дела. А тут – полный штиль.

 

Совсем скоро были запущены регулярные рейсы по вывозу похищенной нефти. Времени на это у преступников было предостаточно: с момента наступления темноты и до рассвета.  И если учесть, что цистерна в 30 кубов наполняется, в среднем, минут за тридцать, то за ночь от одной только врезки можно залить и отправить шесть нефтевозов.  Рентабельность одного рейса,  приблизительно, - от 100 до 250 тыс. рублей. Согласитесь, недурно.

 

Надо сказать, преступники оказались не только хорошими организаторами, но и истинными технократами: для обеспечения безопасности и неприкосновенности криминального бизнеса ими использовались самые последние технические новинки. На каждой врезке была установлена небольшая «охотничья» видеокамера, способная непрерывно вести запись в течение трех суток, при любых погодных условиях, фиксируя все, что происходит в радиусе 25  метров. И как только в поле ее зрения попадают люди или автомобили, на мобильник ответственного за данный участок передается моментальный фотоснимок. Если в кадре посторонние лица, то  на подконтрольный объект незамедлительно должны прибыть участники ОПГ и решить проблему.

 

Однако далее передвигаться беспрепятственно бензовозы с ворованной нефтью могли только вдоль территории предприятия, и без «крыши» МВД и ГИБДД обеспечить безопасную транспортировку груза от врезки до пункта приема просто нереально. И тут на помощь преступникам пришел Валерий  Кишкилев - начальник ОМВД по Нижневартовскому району, сменивший своего предшественника, полковника Сергея Зинченко, известного комплексным «крышиванием» бандитов и отстраненного от занимаемой должности в мае 2015-го года.

 

Кишкилев обеспечивал лояльность полицейских и гаишников в отношении так называемых «вакуумников», перевозящих похищенную нефть. Сколько сотрудников МВД переобулись в «оборотней в погонах», не реагирующих на правонарушения, сложно сосчитать, но каждый нефтевоз за ночь, в среднем, выполняет от 2 до 5 рейсов.

 

Легализация и транспортировка

Идем дальше. Самое главное звено подобных схем – реализация. Украденную нефть нужно легализовать и продать. И тут возможны два варианта: официальные приемники и частные базы. В первом случае, к терминалу подъезжает обычный бензовоз, тот же, что в дневное время привозит легальную нефть, водитель предъявляет «липовые» накладные на груз, после чего происходит стандартный слив нефти в бочки или нефтяные отстойники. Второй вариант - приемные пункты в железнодорожных тупиках, где в землю вкопаны невидимые для глаза огромные емкости для нефти, где она и хранится до момента распределения ее по вагонам и дальнейшей транспортировки уже по железной дороге. Попасть в такие приемные пункты сложнее, зато с документацией наверняка попроще. Тем более, что нелегальную нефть  обычно  продают по дешевке.

 

Э.Ш.: Где находятся базы, принимающие на реализацию похищенную нефть и много ли их?

 

- В районе десяти баз, которые располагаются вокруг города. Есть даже которые в городе находятся: это «Сибгазмонтаж» - завод по переработке нефти. Это Салиха база, Саловатовская база. В районе Излучинска база, в районе Халибуртона, и база в черте города – «Доркомплект», где принимают похищенную нефть.

 

В процессе подготовки  этой программы,  наша съемочная группа объехала пять нефтебаз, которые, по информации инсайдеров, принимают нелегально добытую нефть по цене 11-12  тысяч рублей за тонну. И вот что выяснилось:

 

Самая крупная база принадлежит ЗАО «Сибгазмонтаж» - строительной компании, занимающейся, в числе прочего, и оптовой торговлей твердым, жидким и газообразным топливом. И несмотря на то, что  в сентябре 2015 года фирма была признана банкротом – база работает. Помимо емкостей и отстойников здесь есть даже  мини-НПЗ, так называемый «самовар» - самопальный агрегат для нефтепереработки. А в нескольких сотнях метров – железнодорожная станция «Нижневартовск – 2», откуда ежечасно отправляются составы из десятков цистерн с нефтью. Кстати, именно сюда свозят нефть практически со всех мелких приемных пунктов.

 

Чуть поодаль - еще две нефтебазы, вплотную примыкающие друг к другу – это «воровской куст». Одна, по слухам, принадлежит Салиху – родственнику «вора в законе» Раджика, находящегося сейчас в местах лишения свободы; другая – Салавату, лидеру ОПГ.  У «Салаватинских» за годы преступного бизнеса выросло полноценное предприятие -  свои врезки, свой приемник.  По нефтебазе сразу видно, что оборудована и обслуживается она по первому разряду: емкости для хранения нефти просто сияют новизной и чистотой. Не забывают жулики  о важности инвестиций и хозяйского подхода к делу.

 

По адресу: улица Северный Промышленный Узел, 8 / 12, - еще одна крупная база, принадлежащая  «Региональной сервисной компании «Альянс», которая занимается неспециализированной оптовой торговлей, в том числе и топливом. Кажется, что здесь даже не десятки, а сотни резервуаров для хранения нефтепродуктов. При более пристальном рассмотрении становится ясно, что помимо видимых, есть еще и скрытые – подземные емкости.

 

Финальная точка маршрута – самая маленькая нефтебаза, расположенная практически на территории «Нижневартовского предприятия промышленного железнодорожного транспорта», в районе Северного промышленного узла. Транспортная развязка буквально в двух шагах: загружай ж/д цистерны нефтью, и отправляй потребителю. А если учесть разницу между закупочной ценой на криминальную нефть и ту же самую, но прошедшую через нефтебазу, а значит – легализованную, то становится ясно, что  неплохо подзаработать можно и без особых заморочек.

 

Нефть, власть и криминал

Конечно, работники нефтяных компаний, состоящие в сговоре с ФСБ, МВД и ОПГ, силовики и бандиты, имена которых сегодня прозвучали, – это лишь небольшая прослойка. След «крышивальщиков» нефтяных воров тянется на самый верх и о конечной точке можно только догадываться. Также, как и об экономическом ущербе вследствие воровства нефтепродуктов. По разным данным, объем украденной нефти варьируется от 1 до 15% от общего объема нефтедобычи. И если учесть, что в этот же процент попадают «утечки» и технологические потери, то такой ущерб невелик. Во всяком случае, для крупных нефтяных компаний.

 

Зато для криминальных структур и ОПГ эксплуатация несанкционированных врезок – одна из самых прибыльных форм обогащения. Но воровство нефти из трубопроводов не только «кормит»  криминалитет, который сам по себе способствует разложению государственного аппарата. Упомянутые ранее «Салаватинские», за счет своего высокодоходного преступного бизнеса финансируют бойцов запрещенной в РФ международной террористической организации «ИГИЛ». Деньги, полученные от продажи российской нефти, расходуются на поддержание террористов-международников, которые нагло и во всеуслышание заявляют: «Мы придем в Россию, и будем убивать вас, русских, в ваших домах». И это чревато уже более серьезными социально-политическими последствиями криминального бизнеса.

 

В конце сентября Приволжским окружным военным судом к шести годам колонии был приговорен 30-летний вартовчанин, обвиненный в экстремизме. Как выяснилось в ходе расследования и судебного процесса, он принимал активное участие в деятельности международной террористической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» и занимался вербовкой новых членов. Между прочим,  Нижневартовск – единственный город Югры, где действует ячейка исламистской политической партии, чья деятельность запрещена не только в России, но и почти во всех странах Ислама.

 

И ведь это не случайно! Исламизация населения в одном из крупнейших городов округа началась еще в прошлом веке. Во времена чеченской кампании именно в Вартовске получил временное убежище глава самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерия, бандит и пособник террористов Аслан Масхадов, а сегодня в столице Самотлора привечают сирийских боевиков. Здесь для них арендованы квартиры,  переоборудованные под  госпитали и десятки подонков, убивающих в Сирии российских ребят, приезжают в Нижневартовск передохнуть и поправить здоровье.

 

Более того, до недавнего времени размножению сомнительных религиозных организаций, в том числе и ваххабитского толка, открыто потворствовала администрация Нижневартовска: для проведений мероприятий исламистам сдавались помещения в учреждениях культуры и спорта. То ли из корыстных побуждений, то ли из солидарности: экс-руководитель городской администрации Алла Бадина, ее заместитель по вопросам социальной политики Марианна Парфенова и еще несколько городских чиновников сами являются членами религиозной общины секты «Слово жизни».

 

И в заключение: на сегодняшний день в ряды ИГИЛ вступило 342 жителя ХМАО. Это только по официальным данным из открытых источников  спецслужб.

 

Автор и ведущий: Эдуард Шмонин; Камера и монтаж: Вячеслав Галкин

78

Форум

Форум

Чтобы оставить комментарий войдите или авторизируйтесь

Возрастное ограничение 18+